Кончаловский и Михалков обустроят мастерскую своего деда

фoтo: Нaтaлия Губeрнaтoрoвa

Нoвoe музeйнoe прoстрaнствo «Студия 40. Мeмoриaльнaя мaстeрскaя Пeтрa Кoнчaлoвскoгo» oткрыли Aндрeй Кoнчaлoвский и Никитa Миxaлкoв. Иx дeд пo линии мaтeри — Нaтaльи Пeтрoвны Кoнчaлoвскoй — и спoдвиг знaмeнитыx братьев на интересный проект. Мудрая мысль осенила Андрея Кончаловского еще в 2015 году, и он позвонил брату: «Никита, мы умрем, и уже никто не будет помнить, как здесь было. Мы — последнее поколение, которое еще что-то знает. Давай это сделаем, пока живы, потому что потом будут восстанавливать по памяти и фантазии». От себя Михалков добавляет: «Вот так всегда. Он звонит, пускает меня вперед торпедой». В общем, идея возрождения мастерской деда одухотворила знаменитых братьев, наполнила их души нежностью и огнем. Наблюдать за ними в тот вечер было сущее удовольствие.

В мастерской Петр Кончаловский создавал свои работы с 1917 по 1956 годы, а вообще это помещение принадлежала художнику и его сыну Михаилу с 1910-х по 1990-е. Андрей Кончаловский вспоминает: «Я-то помню это место с той поры, когда приходил сюда и позировал. Сначала здесь была мастерская, а во время гражданской войны семья Кончаловских здесь жила. Стояла чугунка. Сюда приходили великие деятели культуры того времени. На диване спал Хлебников, а Маяковского Кончаловский не пустил. У них была эстетическая борьба. Мама мне рассказывала, как в 1919 году не было хлеба, но муку откуда-то привозили. И она пекла хлеб для всей семьи. Приходили питаться Велимир Хлебников и Есенин. Вряд ли кто знает, что Петр Петрович вызвал на суд Репина. А потом все пришли сюда. Культурная история этого места шире, чем просто музей Петра Кончаловского. Это музей российской культуры начала XX века, место, где люди узнают эпоху, фактически весь XX век. Это же гнездо «Бубного валета». Здесь должен возникнуть центр притяжения для тех, кого волнует история изобразительного искусства и культура русского авангарда. Петр Кончаловский был одним из ее основателей. Та информация, которую здесь можно получить, охватывает конец российского искусства и начало советского. Это может быть в определенном смысле энциклопедическое путешествие. Благодаря Третьяковской галерее у нас есть мощная поддержка и информация относительно судеб российского искусства через канал «Бубного валета».

Никита Михалков с восхищением смотрел на огромные окна, переходящие в потолок, и как чеховский Гаев обращался в их сторону: «В эти окна смотрели великие люди. Помещение музея, абрис окна и есть настоящая история. Можно менять экспозиции, но ценно то, что дышит. Как в музее квартире на Мойке, могут быть выставлены не те пистолеты, не те перчатки, но важен пейзаж, точный кадр, который видел Пушкин вне зависимости от того, что происходило на улице. Главное, чтобы в музее оставался дух деда, общения разных людей, наполненных невероятными мыслями и огромным талантом. В моем понимании он должен стать в меньшей степени музеем и в большей степени домом, куда хочется прийти. Тем более, что квартирный вопрос тут решен Булгаковым». От от лица своего рода Никита Михалков благодарил московские власти за решение квартирного вопроса в пользу Петра Кончаловского.

Смотрите фоторепортаж по теме:

Михалков и Кончаловский открыли новую экспозицию в мастерской

9 фото

Comments are closed.