Интрига «Золотой маски»: сколько наград останется в Москве

Итaк, рaздeл «музыкaльный тeaтр». Тeндeнции: из дeвяти нoминирoвaнныx спeктaклeй, тoлькo двa сoздaны пo пaртитурaм, нaписaнным в XIX стoлeтии – «Фaуст» и «Мaнoн Лeскo», причeм пoслeдняя — в сaмoм кoнцe вeкa. Три — «Сaлoмeя», «Билли Бaдд» и «Турaндoт» — oтнoсятся к признaнным oпeрным шeдeврaм XX вeкa, двe – «Пaссaжиркa» и «Рoдинa элeктричeствa» — внoвь oткрытыe рaбoты сoвeтскиx кoмпoзитoрoв, a eщe двe – «Чaaдский» и Cantos — и вoвсe являются тoлькo чтo нaписaнными тeкстaми нынe здрaвствующиx oтeчeствeнныx aвтoрoв. И этo нe случaйнo: мы сeгoдня являeмся свидeтeлями, a ктo-тo и aктивными участниками яростного отсечения культурного «хвоста» позапрошлого века, который всячески тянет назад к чему-то прекрасному и светлому, что напрочь не соответствует сегодняшнему мироощущению распада, деструкции, смерти, тотальной иронии и неудержимого стеба в качестве уродливого «позитива».

Оперные фавориты. «Золотая Маска» может уйти в «Геликон» за «Турандот», ибо этот спектакль был лучшим в сезоне по всем показателям – и режиссерским (Дмитрий Бертман) и музыкальным (Владимир Федосеев). Можно даже предположить, что «Турандот» не обойдут наградой и получит ее, скорее всего, Владимир Иванович Федосеев, для которого «Турандот», как это ни дико, стала дебютом в качестве постановщика на российской оперной сцене.

«Маска» за лучший спектакль вполне может достаться «Пассажирке» Екатеринбургской оперы. Здесь будет и поклон в адрес камбэка Моисея Вайнберга, и возможность поддержать не столичный театр, да и спектакль на самом деле того стоит. Хорошие шансы у «Билли Бадда» Большого театра – постановки высочайшего уровня. Если же перевесит чаша «Манон Леско», то будет это несправедливо, хотя Анна Нетребко, свою «Маску» разумеется, получит. Потому что, если этого не произойдет, то будет смешно. А вот Юсифу Эйвазову в присуждении награды может помешать его недавний выход в «Пиковой даме», который не понравился очень многим.

Политика и идеология сегодня для нас важнее, чем кино и цирк во времена Ленина. Поэтому вне всякого сомнения какие-то «Маски» достанутся творческой группе «Чаадского» во главе с Серебренниковым. Невозможно представить себе без наград и Cantos – здесь тоже политика, но больше культурная. Забавная коллизия в композиторской номинации, куда в компанию с передовым отрядом наших авангардистов каким-то немыслимым образом затесался Артем Васильев с милым детским балетом, известный по саундтрекам к фильмам Николая Лебедева и Станислава Говорухина. Может взять награду просто за то, что пишет музыку для людей, а не инопланетян. Но жюри придется выбирать если между очередным бригадным подрядом композиторов «Электротеатра», вторичной скучищей Маноцкова и работой Алексея Сюмака в Cantos. Мы бы предпочли последнего.

Мюзикл как жанр все еще остается в сфере человеческих радостей. Два талантливых молодых режиссера Алексей Франдетти и Филипп Разенков в равной степени могут и должны получить признание за то, что с энергией и охотой развивают этот непосильный для русского театра жанр. Если в жюри перевесит желание видеть мюзикл как сферу музыкального театра, то больше шансов у «Безымянной звезды» Новосибирской Музкомедии. Заодно здесь и Новосибирск бы прозвучал – хотя бы в формате оперетты. Ведь о том, чтобы увидеть в числе номинантов Новосибирский оперный пока его возглавляет Владимир Кехман, какие бы прекрасные спектакли он не выпускал, нечего и думать: в экспертной среде умеют не только поддерживать гонимых и любимых но и гнобить неугодных. А если у судей возникнет необходимость в дополнительных мотивациях, то большие шансы у «Суинни Тода»: Таганку, критикуемую противниками актуального искусства, поддержат, да и сама история о серийном убийце и пирожках с человечинкой гораздо созвучнее современному театру, чем какая-то любовь-морковь.

В области балета в шорт-лист маски попали 7 спектаклей из Перми, Екатеринбурга, Питера и Москвы. А среди балетмейстеров Алексей Мирошниченко, Юрий Бурлака, Вячеслав Самодуров и Илья Живой. «Темной лошадкой» остается последний его балет «Времена года», созданный для Мариинского на музыку Макса Рихтера по мотивам Антонио Вивальди. Его в Москве не показали, однако учитывая то, что лучшим хореографом в прошлом году был объявлен именно хореограф Мариинки Антон Пимонов за свой «Скрипичный концерт №2», а лучшей танцовщицей именно в этом балете стала прима театра Виктории Терешкина, шансов у этого театра в балете в этом году немного. Примерно в том же положении находится и прекрасный спектакль Екатеринбургского театра оперы и балета «Снежная королева» в постановке Вячеслава Самодурова. Заметим, что по числу выдвижений и побед Самодуров — абсолютный рекордсмен «ЗМ», а такие факторы политкорректным руководством «Маски» никогда со счетов не сбрасываются.

Несильны позиции Большого театра с 14-минутным мини-спектаклем Джерома Роббинса «Клетка», которому в этом году минуло уже 67 лет. Спектакль этот нисколько не устарел, но бороться ему с созданными недавно произведениями будет все же тяжеловато. Что, однако, совсем не лишает шансов на победу Анастасию Сташкевич – прима-балерину Большого, выдвинутую как «Лучшая танцовщица»за участие в «Клетке».

Однако главной интригой остается «Золушка» из Перми, ставшая сенсацией: количество общих и частных номинаций, по которым она выдвинута, рекордное — их восемь! Дадут ли ей все или придется делиться — вопрос. Алексей Мирошниченко (выдвинут как лучший хореограф) действие балета на музыку Прокофьева перенес в 1957 год, во время Всемирного фестиваля молодежи и студентов в Москве. В Большом театре ставят балет «Золушка», где среди канонических героев здесь затанцевали Генсек ЦК КПСС Хрущев, министр культуры Фурцева и великий хореограф Григорович.

Если в решение жюри не вмешаются политические мотивы, которые нередко сопутствуют принятию решений на такого рода конкурсах, то фаворит в балете вполне очевиден — «Золушка» превосходит своих конкурентов. Кроме постановки вполне достойны получения «масок» и артисты Инна Билаш (Вера Надеждина) и Никита Четвериков (Франсуа Ренар).

Сложнее всего делать ставки в современном танце, где за победу борются 7 претендентов, представивших интересные работы. Среди самых ярких спектакль — воспоминание Memoriae Константина Матулевского и Софьи Гайдуковой; балет –медитация, а одновременно и рефлексия о судьбе татарской письменности «Зов начала» (хореографа Марселя Нуриева, режиссера Туфана Имамутдинова и танцовщика Нурбека Батулла); плетения тел в прозрачных белых одеждах, напоминающих переливы ткани в балете «Шелк» итальянца Риккардо Бускарини и челябинского Театра современного танца. А также остросоциальный «Имаго-ловушка» Татьяны Багановой и её «Провинциальных танцев». Кому из них отдаст предпочтение жюри сказать трудно.

Переходим к драме большой и малой. Это самые громоздкие номинации, в которых представлены 14 спектаклей большой и 15 малой формы. В первой состязаются в основном театральные «боги», такие как Лев Додин и Анатолий Васильев, во второй — на Олимп претендует еще и молодая продвинутая поросль.

Неоправданно раздут список режиссеров, претендующих на награды. Их – 29, включая Юрия Бутусова, который, помимо прочего, соревнуется еще и сам с собой: «Дядя Ваня» в Театре им. Ленсовета против «Барабанов в ночи» в Московском театре им. А.С. Пушкина. Как тут не пожалеть жюри, состоящее из слишком разных по своим эстетическим воззрениям людей. Но им вместе придется в бескрайнем море вылавливать золотую рыбку. Не факт, что лауреатами станут те, кто действительно этого достоин, как случается в подобных случаях.

Мэтры не всегда представлены своими лучшими работами, но кто же захочет их обидеть. Как обойти вниманием, к примеру, Льва Додина, вокруг спектакля которого «Страх. Любовь. Отчаяние» в МДТ—Театре Европы сконцентрировано столько взаимоисключающей энергии, противоречивых оценок. Но есть и другой «тяжеловес» — Анатолий Васильев с уникальным спектаклем «Старик и море». А как быть с внушительным списком режиссеров из разных городов страны? Номинантов тьма, причем, настолько разного уровня, что хочется призвать экспертов умерить свой пыл и быть осмотрительными при отборе. Все-таки надо держать себя в руках, ограничиться более или менее вменяемым кругом претендентов, а не включать всех.

А вот список из четырех номинантов от драматургов подводит весьма печальные итоги театральной действительности. К тому же в числе претендентов на победу есть авторы, чьи пьесы хоть и на злобу дня, что, конечно, прекрасно, но абсолютно лишенные художественных достоинств.

44% нынешних номинантов «Золотой маски» приходится на регионы, согласно данным самих организаторов. Географический размах впечатляет, но уровень представленных работ — далеко не всегда. Живых спектаклей не так много, а с мертвыми дело обстоит куда лучше.

Судя по настроениям в театральных кругах, в лидерах в области малой формы оказались «Лондон» Новокузнецкого драмтеатра, «Магазин» из Альметьевска, «Чук и Гек» из Александринки. Хотя некоторые фавориты опоздали со своим рождением лет на десять.

Comments are closed.